?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag
Мы поняли, что для нас в этой жизни невозможного мало… Заметки о сборе 1 млн. подписей
tanyanetee


Прошло несколько месяцев после окончания сбора подписей против пенсионной реформы. Хотелось поделиться самыми яркими воспоминаниями лета-осени этого года — это самые яркие картины прошедшего года. Оглядываясь назад, прокручивая эти дни в памяти, хочется остановиться на самых запомнившихся моментах сбора.
Начало.
Ощущение некой растерянности перед поставленной грандиозной задачей, в тот момент казавшейся вообще неподъемной цифрой сбора — 2 млн. подписей граждан против ПР. Но глаза боятся, а руки делают. После начала сбора и нащупывания методики и алгоритма действий эта неуверенность начала проходить. Начал приходить азарт, как сейчас модно говорить «драйв», особенно ближе к концу.

Общение с людьми.
Мы и раньше собирали подписи и проводили соц.опросы. Так или иначе, нам приходилось работать «в поле», общаясь с людьми. Но столько часов, сколько мы проводили на улицах в этот раз, никогда не было. Часто люди, оставляя подписи, что-нибудь при этом рассказывали: о себе, своей работе, родственниках и знакомых. Видно было, что в людях многое накипело и есть необходимость высказаться.
Отвешивали пожелания всяческого неблагополучия российскому правительству и президенту, потому как злость в народе разбудили большую, люди в выражениях часто не стеснялись. Практически все были против пенсионной реформы, даже те, кто проходили мимо. Они реагировали на нас бурно, высказываясь о том, что «все бесполезно», что «власть сделает по-своему, без оглядки на народ». Некоторые кричали, что «не подписи собирать надо, а брать вилы и автоматы», что власть перешла все границы народного терпения.
Ну и конечно, стало открытием состояние молодежи, которая вообще не имеет образа будущего. «Мы до пенсии не доживем», — говорили студенты. Услышав это впервые, я сочла это за шутку. Но когда эту фразу сплошь повторяли молодые люди Челнов, а потом, как я узнала от товарищей, и молодежь других городов — это стало наводить на невеселые мысли о будущем нашей страны при таких настроениях подрастающего поколения.

Мы — сборщики.
По мере приближения к финишной черте сбора, появились множество идей, как и где собирать, и цифра 2 млн стала уже не столько барьером, сколько вполне достижимой целью. Но известие о том, что Дума в ускоренном режиме «обсудила» и приняла закон о ПР, заставило нас остановить сбор подписей.
Теперь с удивлением слышу в роликах и читаю мнение различных умников о том, что без административного ресурса тут не обошлось — Кургиняну дали опытных сборщиков, потому как невозможно силами простых активистов собрать 1 млн подписей. Рассуждения на эту тему таких экспертов вызывают улыбку.
Эта огромная акция стала проверкой для нас самих, серьезным барьером, который нужно было обязательно взять. А преодолев его, мы стали другими. С горящими красными глазами от недосыпа из-за ранних поездок к проходным заводов, с охрипшими голосами и стоптанными от многочасового хождения ногами — такими нас видели наши граждане. И удивительно, что именно нам в таком виде они доверяли свои подписи с персональными данными, с адресами и телефонами. И пришло понимание, что чтобы сдвинуть ситуацию, решить поставленную трудную задачу — обязательно нужно было чем-то пожертвовать: своим временем, отдыхом и развлечениями, забыть о семье и здоровье. Но также испытать огромную радость и удовлетворение от сделанного Дела, от того, что не опустил руки, преодолел, смог. Было тяжело физически, но если бы нужно было повторить — обязательно бы сделали, потому как это ощущение победы — прежде всего над собой — принесло огромный положительный заряд. И уверенность в том, что мы обязательно отобьем эту реформу, что для нас в этой жизни невозможного мало.



  • 1
А еще помогали собирать подписи добровольные помощники, часто из числа тех, кого встретили на улице. Мы обменивались телефонами и впоследствии встречались, они приносили заполненные листы.
Многие мне говорили: приглашайте, я всегда помогу.

Да, воспоминания от сбора подписей самые положительные. Нытье и неуверенность прохожих отошла на второй план, почти забылась, и в сердце осталась солидарность граждан с нами, такими же частицами нашего общества. Это было полезно и весело!

Да, даже полицейские, бывало, подписывались. Сотрудники администрации перешагивали через свои колебания и оставляли подпись. Стритующие музыканты сообщали, что не доживут до пенсии, и тоже подписывались, потому что понимали - собирают не проплаченные сборщики, а добровольцы.

  • 1