?

Log in

No account? Create an account
Белочехи: дрейф от антибольшевизма к русофобии и фашизму
tanyanetee


Когда говорят, мол Чехословацкий корпус в русской армии был сформирован из добровольцев, желающих помочь братьям славянам против немцев, хотелось бы напомнить биографии главарей белочехов –выбранных самими солдатами из своих рядов как самых достойных.

Ян Сыровы и Радол Гайда начинали службу в России один рядовым, другой младшим офицером, а отчаливали из Владивостока генералами. Война в России сделала их влиятельными, могущественными людьми.
Они воевали стороне России за независимость Чехословакии, потому что она в составе Антанты противостояла Германии и Австро-Венгрии. Как только Россия вышла из войны, легионеры начали собирать чемоданы. Но в чемоданы всё нажитое непосильным трудом не умещалось, стали загружать в вагоны и увозить эшелонами.
И как то тут позабылось славянское братство, а пересилил соблазн поживиться в стране, где произошла революция, и наступил переходный период – одна власть рухнула, а другая еще была слаба. Русская армия дезорганизована, а у тебя в легионе 40 тысяч хорошо вооруженных людей с боевым опытом и ты контролируешь несколько тысяч километров железной дороги. И плевать нам на красных и белых – мы подчиняемся Франции и Антанте, да и то с оглядкой на свои интересы. И когда нам приказывают бить красных, мы их убиваем. А когда в наших интересах сдать охраняемого нами Верховного правителя Колчака красным в обмен на проезд до Владивостока, мы, не задумываясь, это делаем. У нас ведь 600 вагонов ценностей для нашей молодой республики, захваченный золотой запас России и Румынии, и нас ждут с этим добром дома.
А чтобы и в Чехии не произошла революция, мы начинаем убивать коммунистов,  сотрудничать с фашистами – сначала со своими, а потом, пустив без боя немецких фашистов к себе, исправно служим и им.

Вот славная военная карьера Яна Сыровы от рядового до министра национальной обороны Чехословакии. Родился в семье мелкого ремесленника. Окончил высшую промышленную школу в г. Брно по специальности инженера-строителя (1908). В течение года служил в австро-венгерской армии в 8-м пехотном полку, кадет. После службы в армии уехал в Россию и до начала 1-й мировой войны работал строительным чиновником и инженером в частной строительной фирме в Варшаве. С началом 1-й мировой войны добровольно вступил в Киеве в Чешскую дружину — прообраз Чехословацкого корпуса, был зачислен рядовым в 4-ю роту, прапорщик (май 1915). С декабря 1915 г. командир 8-й роты 1-го Чехословацкого стрелкового полка. Отличился в разведывательных операциях в январе 1916 г. в районе р. Припять. 18 июня 1917 г. во время сражения у мест. Зборов был тяжело ранен, потерял глаз, получил прозвище «зборовский Жижка». Во время продвижения Чехословацкого корпуса на Восток командир 2-го Чехословацкого имени Йиржи из Подебрада стрелкового полка (с апреля 1918). Делегат съезда Чехословацкого корпуса (12.05.1918) и участник экстренного совещания членов Чехословацкого Национального Совета (20.05.1918) в Челябинске, принявшими решения об отказе от разоружения и продолжении продвижения корпуса во Владивосток. В конце мая 1918 г. в составе Челябинской группы один из организаторов и активный участник выступления Чехословацкого корпуса. С начала июня 1918 г. командующий Северо-Западной группой Чехословацкого корпуса, действовавшей в районе Челябинск — Тобол. Полковник (июль 1918). С 29 августа 1918 г. командир Чехословацкого корпуса. С октября 1918 г. командующий Западным фронтом чехословацких войск и союзническими силами в Поволжье на Урале и в Сибири. Со штабом фронта и корпуса до весны 1919 г. находился в Челябинске. Участвовал в решении военных, хозяйственных и административных вопросов жизни Челябинска и Челябинского уезда. Принял участие в проектировании и организовал сооружение памятника-часовни павшим чехословацким легионерам на Казанско-Богородицком кладбище Челябинска (памятник уничтожен в 1919 г.). В июне 1919 г. в районе Иркутска подавил мятеж в частях корпуса. В период его командования Чехословацким корпусом проводилось масштабное обращение в собственность российских ценностей и имущества. Взятие корпусом под единоличный контроль Транссибирской железнодорожной магистрали способствовало военным неудачам белых. По решению генерала Сыровы Верховный правитель России адмирал А. В. Колчак в январе 1920 г. был выдан Иркутскому ревкому. Руководил эвакуацией корпуса из России и покинул ее через Владивосток (27.04.1920). С августа 1920 г. по 1924 г. командующий земским военным округом в Праге. В 1927–1933 гг. начальник Главного штаба чехословацкой армии, в 1933–1938 гг. – генерал-инспектор вооруженных сил. С 22 сентября по 1 декабря 1938 г. – премьер-министр Чехо-Словакии. До занятия Чехии германскими войсками 15–16 марта 1939 г. – министр обороны Чехо-Словакии. Во время германского вторжения 15 марта по распоряжению Президента Чехо-Словакии Е. Гахи отдал приказ армии не оказывать сопротивления вермахту. Весь период германского Протектората в Чехии находился под домашним арестом на своей горной вилле в Добриховице. 14 мая 1945 г. был арестован вновь уже чешскими властями, а 21 апреля 1947 г. осуждён на 20 лет заключения за предательство. Генерал Сыровый был признан виновным в том, что, будучи премьером и военным министром, разрешил продажу оружия Германии в 1938 г. и не приказал уничтожить вооружения Чехо-Словацкой армии в 1939 г. Освобожден по амнистии в 1960 г. Работал ночным сторожем. Умер в Праге 17 октября 1970. В 1995 г. Верховный суд Чехии отклонил иск министра юстиции о том, что суд над генералом Сыровым прошел с нарушением законов и приговор был политизирован под давлением СССР. Приговор был оставлен в силе. – Generál Matěj Němec. Návraty ke svobodě. Praha. 1994.

Второе лицо в чехословацком корпусе Радол Гайда (германизированное имя – Рудольф Гейдель). Фармацевт по образованию. Мобилизован в австрийскую армию в начале Мировой войны. Попав в плен, в сентябре 1915 г., перешел в Черногорскую армию. После занятия австрийскими войсками Черногории переехал через Францию в Россию в феврале 1916 г. и вступил в Чехословацкий корпус, во 2-й полк. Командир 1-го батальона. 2 июля 1917 г. за отличие в сражении у Зборова награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. 28 марта 1918 г. назначен в чине капитана командиром 7-го стрелкового чехословацкого полка. 20 мая 1918 г. избран на совещании в Челябинске руководителей Чехословацкого корпуса членом временного исполкома легионов. Принимал активное участие в очищении от большевиков Сибири. 11 июля 1918 г. его полк освободил Иркутск. 2 сентября 1918 г. – генерал-майор, командир 2-й Чехословацкой дивизии. С 12 октября 1918 г. командовал Северо-Уральским фронтом. 9 декабря награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. 8 января 1919 г. определен на русскую службу и назначен командующим Сибирской армией. За освобождение Перми от большевиков награжден высшими орденами стран Антанты и произведен в генерал-лейтенанты. 7 июля из-за конфликта с адмиралом Колчаком отстранен от командования и уволен в отпуск, а вскоре и из Русской армии с лишением чина генерал-лейтенанта. 17 ноября 1919 г. поднял мятеж против Верховного Правителя России во Владивостоке. После подавления мятежа арестован и выслан на родину, куда прибыл 11 февраля 1920 г. К 1926 г. и.о. начальника Генерального штаба чехословацкой армии в звании бригадного генерала. В июле 1926 г. обвинен в шпионаже в пользу СССР, был лишен воинского чина и уволен в отставку с неполным содержанием. В январе 1927 г. избран вождем национальной чешской фашистской организации. Участвовал в международном фашистском конгрессе в Монтре. Избран от фашистской организации в парламент Чехословакии в мае 1935 г. Блокировался с коммунистами, в частности с К. Готвальдом. Призывал к защите от германской агрессии и был готов сражаться за независимость республики. После оккупации Германией Чехии реабилитирован. Ему возвращено генеральское звание. Стал членом чешского фашистского комитета Св. Вацлава. Отказался от британских орденов. Поддерживал советскую разведку во время войны. 12 мая 1945 г. арестован как коллаборационист. Осужден на два года. Освобожден по состоянию здоровья. Умер в Праге 12 мая 1947 г.

Эти два бравых генерала, в конечном итоге, бросили свою страну под немецкий сапог .
Оказавшись волею судеб в России, попав в смутный период революции и сыграв особую роль в разжигании Гражданской войны, развращенные властью и безнаказанностью, чехословацкие легионеры запомнились в памяти русского народа как «чехособаки» и белочехи. Их ненавидели и красные, и белые.  Военный министр в правительстве адмирала Колчака  барон Алексей Будберг описывал легионеров как мародеров и сравнил чехов «с холодным нарывом, способным дать когда-нибудь острое и опасное для нас воспаление».
Мы должны четко понимать, кто были эти люди. И наши власть предержащие должны прекратить возвеличивание белочехов в русле десоветизации под предлогом того, что те боролись с коммунизмом. И пора прекратить установку многочисленных памятников чехословацким легионерам на нашей земле, а существующие демонтировать, оставив только скромные надгробия в местах захоронений.